Ралли

«Моя мечта – создать свою команду WRC»

Петтер Сольберг
Фото: FIA ERC

Он движим страстью к автоспорту – и, пожалуй, нет такой силы, которая смогла бы остановить трехкратного чемпиона FIA, по-прежнему переполненного энергией.

После ралли Монте-Карло бельгийский журналист Мишель Лизен воспользовался случаем для того, чтобы побеседовать с Петтером Сольбергом о его будущем – во время поездки по дорогам, на которых он провел свое спортивное прошлое.

Петтер, так понимаю, беседа будет вестись в автомобиле, за рулем которого твой сын стартовал в ралли Монте-Карло. Почему такой выбор?

Петтер Сольберг: Потому что эта машина принадлежит мне. Собственно, я был первым пилотом, который в 2018 году вывел её в Испании на старт реального соревнования (3 место среди экипажей R5 на ралли Каталония).

Это шасси №1, первый Polo GTI R5, построенный Volkswagen Motorsport. Я выкупил у них эту машину для своего музея в Швеции, но потом мне выдалась возможность прибрести экземпляр, за рулем которого я заработал последнее очко в чемпионате мира (10-е место в общем зачете и 1-е в WRC 2 на ралли Великобритания 2019 года). Все-таки, для музея лучше подходит автомобиль, с которым я выиграл гонку.

Оливер Сольберг и Аарон Джонстон, VW Polo R5, ралли Монте-Карло 2020
Фото: Jaanus Ree/Red Bull Content Pool

Ну а сейчас у Оливера – при наличии необходимого бюджета – есть возможность использовать вот эту машину. Поскольку «новый» Polo GTI R5 мне пока не доставили, я дал ему это шасси.

И много ли у тебя дома твоих старых автомобилей?

Петтер Сольберг: Ты себе даже не представляешь! Машины из автокросса, ралли, ралли-кросса, престижные автомобили, старые, новые… Есть Subaru Impreza WRC, с которой я одержал первую победу на этапах WRC (ралли Великобритания 2002), есть машина 2003 года, на которой я взял чемпионский титул…

Вот ты говорил: «искать бюджет – задача Оливера». А сам ему помогаешь!

Петтер Сольберг: С поиском спонсоров он неплохо справляется и сам. От меня больше требуется помощь в его развитии и обучении навыкам пилотирования – особенно на гравийном и снежном покрытиях. Талант и желание у него есть. Я же могу помочь ему с техникой пилотирования.

Уверяю тебя: сейчас он будет быстрее меня за рулем почти любого автомобиля. Он был быстрее меня уже в 15 (сейчас Оливеру Сольбергу 18 лет), когда побил мой рекорд на ралли-кроссовой трассе в Хельесе за рулем 600-сильного Citroën DS3 WRX – точно такого же, что привел меня к чемпионским титулам в 2014-м и 2015-м.

Фото: FIAWorldRallycross.com

И с тех пор количество этих титулов осталось неизменным, верно?

Петтер Сольберг: Ну, два титула в ралли-кроссе, один в чемпионате WRC за 2003 год – вроде, не так уж и плохо, да?

Ну а если без шуток, то более двух лет я был серьезно болен, причем поначалу даже не знал об этом. Я чувствовал себя полностью выжатым. Постоянная усталость, отсутствие энергии – словно и не я вовсе! И я ошибочно списывал это на совмещение должности руководителя команды PSRX с ролью пилота.

И вот летом 2017-го я угодил в аварию на латвийском этапе и сломал ключицу. Как говорят, худа без добра не бывает: параллельно врачи провели ряд дополнительных исследований и выявили у меня аутоиммунное заболевание – легочный саркоидоз. Собственно, мне стоило тотчас же завершить спортивную карьеру, но слишком уж я люблю гонки. Я продолжил выступления в 2017-м и 2018-м, не успев полностью восстановиться.

Даже сегодня я не могу сказать, что здоров на 100%. Да, я снова полон энергии, но это не значит, что я продолжу самовыражаться за рулем гоночного автомобиля. Я достаточно натворил глупостей в этой жизни. Теперь я продолжаю работать ради Оливера. Кроме того, надо бы обновить свой Citroën DS3 WRX для музея, да и другие ралли-кроссовые машины… мой C4 WRC уже в коллекции, Toyota Celica ST185 там же – а скоро и Polo R5 приедет.

Фото: Volkswagen Motorsport

В общем, мне есть, чем заняться. Хотя этого, конечно, мне будет мало. Сейчас я работаю над будущим. Моя мечта – создать собственную команду WRC. Я отдаю этой задаче всё свое время и все силы. И, веришь, нет, добился определенных успехов!

Команда, надо полагать, должна базироваться на твоей ралли-кроссовой PSRX?

Петтер Сольберг: Да, PSRX VW Team. С тех пор как переход чемпионата WRX на электромобили был отложен, мы сошли со сцены – и это печально, учитывая нашу богатую историю и шесть добытых в ралли-кроссе титулов: два для VW в 2017-м и 2018-м, два в личном зачете для Юхана Кристофферссона в те же сезоны и еще два моих, когда я стартовал на Citroën в 2014-м и 2015-м.

Располагая нашими опытом и возможностями, я могу договариваться с отдельными производителями, объясняя им ценность присутствия – или возвращения! – в WRC. Посмотрим, к чему это приведет. Пока что выглядит многообещающе.

Твой сын явно идет по пути, отличающемуся от твоего: ему, например, не пришлось брать кредит на покупку первого раллийного автомобиля!

Петтер Сольберг: Совершенно верно! Его первый Peugeot 208 R2 был оплачен Peugeot Norway.

Хорошо, когда отец – чемпион мира!

Петтер Сольберг: Ему тогда было 16, и с этой сделкой он справился сам.

Оливер Сольберг и Петтер Сольберг, VW Polo R5
Фото: Petter Solberg

Ну а тебе было 22 года в 1996-м, когда ты сумел убедить банк выделить тебе средства на покупку раллийного автомобиля. Как тебе это удалось?

Петтер Сольберг: Это было непросто, особенно после того, как все мои сбережения ушли на восстановление Celica моего старшего брата Хеннинга, которую я случайно разбил.

Мне пришлось быть очень убедительным. Я разговаривал с ними. Очень долго. Это я умею. А еще я умел быстро ездить, и у меня были рекомендации. Нет, в ралли на тот момент я еще ничего не показал, но зато уже был двукратным чемпионом Норвегии по ралли-кроссу (1995-1996 годы) и двукратным же чемпионом страны в состязаниях по подъему на холм (также 1995-1996 годы, за которыми последовали еще два титула в 1997-м и 1998-м).

И ведь тогда Норвегия не имела репутации страны, «производящей» раллийных чемпионов – в отличие от Швеции с Вальдегордом и Бломквистом и, тем более, Финляндии с Микколой, Ватаненом, Канккуненом, Мякиненом и многими другими…

Петтер Сольберг: Всё так. Но я происхожу из семьи, сделавшей себе имя в автоспорте. Мой брат Хеннинг даже не думает бросать ралли: ему 47, а он всё еще полон энтузиазма. Мои отец и мать в свое время добились больших успехов в ралли-кроссе. Мы с Хеннингом выросли в окружении гоночных автомобилей.

Петтер Сольберг и Фил Миллз, Ford Focus WRC, ралли Великобритания 1999
Фото: Getty Images

Летом 1998-го, едва завоевав титул чемпиона Норвегии, тебе хватило наглости выйти на Малкольма Уилсона, босса M-Sport…

Петтер Сольберг: Ну а почему нет? В Норвегии все говорили, что я очень хорош, так и чего ради мне было скромничать? И я не просто вышел на Малкольма – я направил письма и видеозаписи руководителям всех команд WRC.

Отреагировал только Малкольм?

Петтер Сольберг: Нет. Еще я получил очень теплое письмо из Subaru. Они сообщили, что уже укомплектовали состав на следующий сезон, но заверили, что мы можем поддерживать контакт на будущее. Позднее эта реакция оказалась как нельзя кстати. Остальные команды не ответили.

И как прошла встреча с Малкольмом?

Петтер Сольберг: Меня пригласили на тесты, которые проводились на лесной дороге недалеко от M-Sport. Ты прекрасно знаешь об этом, потому что и сам там был! Ты, кстати, был первым раллийным журналистом международного уровня, с которым я познакомился. Помню, что подошел к тебе – а ты приехал за репортажем о другом пилоте, присутствовавшем на той сессии (этим пилотом был Симон Жан-Жозеф, будущий чемпион Европы 2004 и 2007 годов и действующий разведчик Себастьена Ожье. В 1999 году он стартовал на нескольких этапах чемпионата мира за рулем заводского Ford Focus RS WRC).

Фото: Getty Images

Надо полагать, тесты прошли хорошо, потому что после этого Малкольм предложил мне пятилетний контракт. Таким образом, у меня было время прогрессировать и набирать скорость, чтобы постепенно выбраться на высший уровень. В 1999-м, в мой дебютный сезон с частичной программой выступлений, он требовал от меня только «учиться».

Процесс обучения неожиданно ускорился, когда тебя срочно «выдернули» на ралли Сафари, чтобы подменить травмированного Томаса Радстрёма за рулем второго заводского Focus WRC…

Петтер Сольберг: Это было сумасшедшее приключение! До этого момента – если не считать стартов в Великобритании – я никогда не покидал пределов Скандинавского полуострова, и уж тем более не бывал в Африке!

Малкольм попросил меня ехать как можно осторожнее. Избегая проблем и без оглядки на результат, мы с Фредом (Галлахером, штурманом) добрались до финиша пятыми, и это было потрясающе! К тому же, победу в гонке одержал Колин Макрей! Это был невероятный момент для всей команды.

За которым новых моментов так и не последовало…

Петтер Сольберг: Ну, точно не с Малкольмом – если только не говорить о нашем воссоединении в 2012-м.

Петтер Сольберг и Фил Миллз, Ford Focus WRC, ралли Сафари 2000
Фото: Getty Images

Кстати, как тебе вообще удалось перейти в Subaru посреди сезона-2000, освободившись от контракта с M-Sport?

Петтер Сольберг: Очень просто: дело в том, что я в глаза не видел этот пресловутый контракт! Его никто никогда не подписывал! Похоже, что и не собирался.
Малкольм же со многими своими пилотами общается именно так: ну чего, парень, по рукам и давай, погнали… У меня это вызвало некоторую неопределенность. Мне хотелось быть уверенным в собственной программе, в своем будущем, хотелось стартовать на каждом этапе. В итоге Subaru и Prodrive дали мне гарантии, которых напрасно было ожидать от Малкольма. Как бы то ни было, я не перестаю благодарить его за то, что однажды он пустил меня на порог.

Ну, сам-то Малкольм был не очень доволен твоим поступком!

Петтер Сольберг: Еще бы! Но он, все-таки, реалист и очень умный мужик. Он очень многое сделал – и продолжает делать! – для мира ралли. Потом всё улеглось, и я снова выступал за его команду в 2012-м. Сегодня мы хорошие друзья.

Твои первые старты с Subaru осенью 2000-го и в сезоне-2001 как-то не впечатляли: постоянные технические проблемы, вылеты с трассы…

Петтер Сольберг: Признаю: к характеру Focus RS WRC я адаптировался быстрее, чем к Impreza WRC. Когда я пришел в Subaru, их машина, если можно так говорить, была сделана под Макрея. Как ты помнишь, Колин предпочитал агрессивную манеру езды, со сносом задней оси. Тот же подход исповедовал Ричард Бёрнс, кстати.

Петтер Сольберг и Фил Миллз, Subaru Impreza WRC, ралли Сан-Ремо 2000
Фото: Getty Images

Ситуация улучшилась, как только я получил возможность поиграть с настройками дифференциалов. Вдобавок я сделал подвеску чуть мягче и вскоре мог контролировать автомобиль так, как мне того хотелось: строго удерживая его на траектории и больше полагаясь на возможности двигателя – точно так же, как привык делать это в ралли-кроссе.
К лету 2002 года Subaru в моих руках превратилась в игрушку – и оставалась такой в 2003-м и 2004-м. Всё пошло под откос после ралли Швеция 2005. Я выиграл ту гонку, а потом у нас появилась Impreza WRC ‘05. С этого момента начался период, рассказывать о котором я не желаю.

Вернемся к началу карьеры в Subaru. Ты ведь был не единственным пилотом команды, который испытывал проблемы с поиском настроек, подходящих избранной манере пилотирования…

Петтер Сольберг: В те годы на автомобилях WRC появились три управляемых дифференциала, и инженерам было гораздо проще программировать их под гонщиков, которые пилотировали в режиме «on/off» (полностью вжатая в пол или полностью брошенная педаль газа) – как Колин или Ричард. А я таким не был. Я неплохо представлял себе, как работают механические дифференциалы, а вот с электронно-управляемыми пришлось учиться всему с нуля.

Всё это потребовало какого-то времени, но зато потом Impreza WRC повела себя по-тря-са-ю-ще. Машина получилась максимально нейтральной в управлении, и благодарить за это, в частности, надо одного из твоих соотечественников. Пьер (Пьер-Ив Женон, в те годы инженер Петтера в SWRT, а ныне сотрудник Renault Sport F1) превосходно понимал, что и как я делаю. Инерция, распределение массы, база Impreza – всё было просто отлично. Во всяком случае, на тот момент.

Петтер Сольберг и Фил Миллз, Subaru Impreza WRC, ралли Каталония 2001
Фото: Getty Images

В конце 2001-го Ричард Бёрнс, который только что выиграл чемпионский титул в составе Subaru, перешел в Peugeot. Не этот ли факт помог тебе отстоять твой вариант настроек?

Петтер Сольберг: К тому времени это уже и не требовалось. В команду пришел Томми [Мякинен], но я-то уже обжился и наладил работу с инженерами должным образом. В 2002-м мы трудились над улучшениями, которые должны были сделать Impreza WRC '03 по-настоящему грозной машиной – полагаю, чем-то вроде нынешнего Yaris WRC.

С мая 2002-го ты трижды поднимался на подиум, а в ноябре на ралли Великобритания выиграл свой первый этап WRC. Год спустя, там же, ты стал чемпионом мира. Впечатляющий прогресс!

Петтер Сольберг: Да, и он должен был продолжиться в 2004-м. В том году я был быстрее всех, включая Лёба. Я лидировал в десяти случаях, но выиграл только пять ралли – на один этап меньше, чем Лёб – и вроде бы выиграл почти вдвое больше спецучастков, чем он (в действительности 95 побед против 65). Удержать титул не удалось лишь потому, что Impreza WRC '04 имела серьезный дефект…

Помнишь эту новую морду? Очень низко расположенный радиатор, новый спойлер – этакий мусоросборник… Вот он-то, когда доходило до того, чтобы зарыться в глубокой колее или нырнуть в брод, и отправлял всю грязь и воду прямиком в моторный отсек. Именно этот недостаток – между прочим, главное изменение по сравнению с версией 2003 года! – стал причиной по меньшей мере трех сходов, полностью перекроивших расстановку сил в чемпионате. Это был «мой» год, лучший сезон в моей карьере, который все-таки не был вознагражден по достоинству. Что ж, тем лучше для Себастьена. Тем хуже для меня.

Петтер Сольберг (Subaru) и Себастьен Лёб (Citroen), ралли Сардиния 2005
Фото: Getty Images

Ты продолжал выступать в WRC еще долгое время и в общей сложности завоевал 13 побед. Однако все они пришлись на очень короткий срок – с ноября 2002-го по сентябрь 2005-го. Как так вышло?

Петтер Сольберг: Всё изменилось с появлением Impreza WRC '05. Распределение массы было нарушено, ходы подвески уменьшились… какая может быть конкурентоспособность с такими вводными? Последний раз я добился успеха в WRC при весьма трагичных обстоятельствах (речь об аварии Маркко Мяртина на ралли Великобритании 2005, в которой погиб штурман Майкл Парк), не выиграв при этом ни единого спецучастка!

Новая Impreza WRC была омологирована после ралли Швеция 2005. Её широкая колея привела к сокращению хода подвески на 30 мм. Что же до распределения массы, то оно постепенно было доведено от 53% на переднюю ось в версии 2002 и 2003 годов, до 54,5% в 2004-м, а в сезоне-2005 свелось к 58%. Абсолютно неприемлемое развитие!

Не думаешь, что слишком долго оставался верен Subaru?

Петтер Сольберг: Да вот надо было принимать предложение Ги Фрекелена, когда он звал меня в Citroën!

А когда он это тебе предлагал?

Петтер Сольберг: Осенью 2004-го – перед сезоном-2005. Subaru и Prodrive дали мне множество обещаний, которые так и не были выполнены. А я просил их только об одном: вернуться к прежней концепции, которой руководствовались при разработке версий Impreza с 2000 по 2004 годы.

Петтер Сольберг и Фил Миллз, Subaru Impreza WRC, ралли Аргентина 2005
Фото: Getty Images

Почему не уходил из Subaru?

Петтер Сольберг: У меня сложились очень хорошие отношения с японскими представителями фирмы… и потом, в конце 2005 года, когда Peugeot и Citroën покинули чемпионат, выбор был невелик.

Тебе нравится прозвище «Голливуд»?

Петтер Сольберг: Поначалу совсем не нравилось.

Оно родилось, когда американское отделение Subaru попросило меня сняться для них в рекламе. Я отправился в Голливуд, где провел неделю, снимаясь в рекламных роликах разных моделей. Когда об этом стало известно, мне дали это прозвище – вероятно, в насмешку. Но вместо того, чтобы бороться с этим – что было совершенно бесполезным занятием – я, можно сказать, присвоил его себе. В итоге я стал играть эту роль.

В конце 2008 года Subaru ушла из чемпионата мира. Ты отреагировал созданием собственной команды, в составе которой три года выступал за рулем Citroën. Смелый шаг!

Петтер Сольберг: Да уж, подготовка к ралли Норвегия (в 2009 году ралли Монте-Карло открывало сезон IRC, в то время как чемпионат мира стартовал с этапа в Ирландии – перед февральским ралли Норвегия) стала для нас подвигом – и я был вознагражден за труды победой на первом же спецучастке первого ралли с Xsara WRC! Затем мотор потерял мощность.

Петтер Сольберг и Крис Паттерсон, Citroen Xsara WRC, ралли Норвегия 2009
Фото: DPPI

Это было замечательное время, достаточно долгий и очень приятный для меня период. В 2009-м я завоевал с Xsara два подиума (на Кипре и Сардинии), четырежды становился четвертым и завершил сезон на пятом месте. На следующий год – уже с C4 WRC – вышло еще лучше: пять вторых мест и третья позиция по итогам чемпионата, всего в двух очках отставания от Латвалы.

В 2011-м, выступая в Греции за рулем DS3 WRC, я долгое время опережал заводские экипажи Лёба и Ожье. С этого момента что-то пошло не так… и большего я тебе не скажу.

Результаты стали ухудшаться…

Петтер Сольберг: Ага, я не выиграл ни одного спецучастка!

Давай-ка сменим тему. Проведенные с Citroën годы выдались фантастическими благодаря Франсуа-Ксавье Демезону (в дальнейшем – руководитель проекта Polo R WRC и технический директор VW Motorsport). Я нанял его инженером. Мы постоянно дискутировали и всегда приходили к согласию и хорошему решению. Его отличает великолепное понимание гоночного процесса; он видит, за счет чего автомобиль может победить. Я отношусь к нему с большим уважением, он стал мне близким другом.

Петтер Сольберг и Крис Паттерсон, Ford Fiesta RS WRC, ралли Новая Зеландия 2012
Фото: Ford

В 2012-м Малкольм Уилсон снова связался с тобой. Пять подиумов, пятое место по итогам сезона – но затем в 2013 году ты меняешь дисциплину, возвращаясь к ралли-кроссу, с которого и начал карьеру. Почему?

Петтер Сольберг: В 2014-м ралли-кросс получил свой чемпионат мира, и меня захватила эта идея. Я решил поучаствовать в этом. В 2013-м я реорганизовал свой раллийный коллектив в команду PSRX и заявился в чемпионат Европы. Мы построили DS3 WRX – автомобиль очень быстрый, но не самый надежный. К 2014 году мы были готовы бороться за чемпионат мира. Я выиграл два первых титула, разыгрывавшихся в WRX.

Какую роль ты отводишь сыну в своих будущих начинаниях?

Петтер Сольберг: Оливер реализует свои собственные мечты. Он стал чемпионом Скандинавии по ралли-кроссу, но решил посвятить себя исключительно ралли. Это его выбор. Точно так же в 15 лет он сам принял решение поступить в спортивный лицей Ле-Мана.

У Оливера свое видение, но он по-прежнему оказывает большое влияние на нашу жизнь. Моя жена Пернилла только-только подписала контракт с Subaru – она собиралась выступать в США – когда узнала, что беременна. Она немедленно завершила гоночную карьеру, и сегодня принимает самое активное участие в управлении нашей командой.

Петтер Сольберг и Пернилла Сольберг
Фото: Subaru World Rally Team

Что сегодня доставляет тебе наибольшее удовольствие?

Петтер Сольберг: Присутствовать в автоспорте. Осуществлять мечты. Ставить перед собой новые цели. Достигать их. Ставить новые. Преумножать наши с командой успехи.

Оливер стал двукратным чемпионом Скандинавии по ралли-кроссу с DS3 Supercar, построенным нашей командой. Он выиграл этап чемпионата Европы (ралли Лиепая 2019) за рулем VW Polo GTI R5, подготовленного и настроенного нами… да я могу бесконечно сыпать примерами. Мы готовы к новым вызовам.

И какой из них видится тебе главным?

Петтер Сольберг: О нем я уже говорил: создать с каким-либо производителем победоносную команду в WRC…